• news

    Фотограф Альфред Микус знает, почему стоит снимать именно Беларусь. Интервью

    Фоторепортаж

Где в Беларуси ловить эмоции? Что спрятано от туристических толп по всей стране? Отчего может открыться закрытый белорус? И как долго ещё просуществует настоящая аутентичная Беларусь? Об этом и не только  — в насыщенной и интересной беседе с минским фотографом Альфредом Микусом, который уже не один год снимает жизнь белорусов далеко за пределами большого города.

Альфред Микус
Альфред Микус

В профессиональную художественную фотографию Альфред пришёл в 42 года. Уже через пять лет стал обладателем самых престижных наград в этой сфере — золотых медалей FIAP (Международной федерации фотографического искусства), UPI (Международного Союза Фотографов) и других известных мировых фотосообществ. Он единственный из белорусских фотографов второй год подряд попадает в авторитетный справочник «Who’s Who in Photography», выпускаемый Американским Фотографическим Обществом (PSA).

Объездив десятки стран, осуществив множество фотопроектов, Альфред только убедился: за интересными, во многом уникальными кадрами не обязательно ехать далеко. Достаточно глубже узнать Беларусь — её культуру, древние традиции, обряды, которые до сих пор чтят во многих деревнях.
 

— Как получилось, что вы стали активно снимать обряды?

— Беларусь самобытная меня интересовала всегда. Как только начал увлекаться фотографией, с огромным удовольствием делал репортажи с рыцарских турниров, фестивалей, народных гуляний. Такие мероприятия часто проходили и проходят в Браславе, Полоцке, Дудутках…

Обряды Беларуси

Основной эта тема в моём творчестве стала после знакомства с моей будущей женой, которая работает журналистом в районной газете г. Поставы. Благодаря совместной работе — она пишет, а я фотографирую — объездили десятки хуторов и деревень в этом регионе. Познакомился с многочисленными местными жителями, заинтересовался католическими обрядами — на Поставщине много исторических храмов.

Два года снимал все католические праздники в костёле Св. Юды Тадеуша в деревне Лучай. Ксёндз прямо с алтаря предупреждал, что на празднике работает фотограф и постепенно меня уже все стали узнавать и не обращали внимания, поэтому получались такие эмоциональные кадры.

Вообще, весь Поставский регион оказался интересным — Лучай, Лынтупы, Камаи, Дуниловичи… Есть даже деревенька с названием Париж. Особенно мне нравится звучание: «Парыжскi Дом культуры», «Парыжская бiблiятэка»... Очень часто туда езжу и многих уже знаю. Открывать новые места помогали и друзья-фотографы из поставского фотоклуба «Светосила».

—  Как использовали такой богатый материал?

— В 2013 году отправил свои работы на престижный международный конкурс Humanity Photo Awards (HPA). Он проводится при помощи ЮНЕСКО раз в 2 года в Китае, организатор — China Folklore Photographic Association (CFPA). Фотографам предлагается показать серии фотографий на тему «Исчезающая национальная культура». В том году работы прислали фотомастера из 153 стран. 

Я стал первым с 2009 года фотографом из Беларуси, который вошёл в число победителей этого престижного международного фотоконкурса. Жюри «зацепили» мои серии работ с фестиваля народной музыки «Звiняць цымбалы i гаромонiк» в Поставах и католических праздников в выше упомянутом д. Лучай. За счёт принимающей стороны мне посчастливилось побывать в Пекине на церемонии награждения и итоговой  выставке.

Фотографии из деревень Поставщины стали основой для моих персональных выставок — «Старики вы мои, старики», «Осенние мотивы», «Счастливы вместе», которые экспонировались в стенах старейшего в Беларуси Народного фотоклуба «Минск». Грустно, но сегодня многих героев публикаций уже нет в живых. Поэтому со временем фото приобретают совершенно другой смысл и ценность… 

— Все сделанные вами портреты очень атмосферные и эмоциональные. В чём секрет?

—  Здесь помогает работа в паре. Когда те же старики увлечены беседой с журналистом, они быстро перестают обращать внимание на фотографа,  с головой погружаются в свои мысли, воспоминания. При этом плачут, смеются, отводят в сторону задумчивые взгляды… Вот они — настоящие эмоции! Моя задача — лишь успеть их зафиксировать. В одиночку сделать такие живые кадры во стократ сложнее. 

Мне и самому нравится разговаривать с людьми. Да и любят меня почему-то пожилые бабушки. Видимо, глаза у меня доверчивые (смеётся — авт.). А если серьёзно, убеждён, что хороший фотограф обязан быть хорошим психологом, чтобы суметь раскрыть эмоциональный мир человека. Это не всегда просто. По опыту могу сказать: жители деревни куда более радушные, открытые, гостеприимные, чем горожане. Но их ещё нужно уметь «словить» в нужном месте в нужное время. Но у меня есть свой секрет: достаточно узнать в местном РАЙПО время приезда в деревню автолавки. Приедешь за полчаса, немного поснимаешь обстановку, начинают выходить местные жители. Тут уже с ними немного знакомишься. Когда приезжает автолавка, им уже не до меня, у них начинаются свои разговоры, они может между собой и не так часто общаются. Вот в этот момент можно и нужно снимать. 

— А если сравнивать белорусов и людей за границей: кто более открыт?

— Европейцы. Наших людей разговорить или вызвать на какие-то эмоции очень сложно. Я не так давно ездил в Болгарию, Боснию и Герцеговину, работал по контракту со швейцарским «Красным крестом». Могу сказать, что люди в сельской местности в целом живут также небогато и просто, как мы, но при этом все очень доброжелательны и открыты. По сравнению с европейскими деревнями, у нас более закрытые люди.

Правда, когда приезжаешь, по предварительному звонку из газеты, тебя уже принимают как своего. В прямом смысле слова готовы поделиться последним куском хлеба. Ты понимаешь, что денег у них и так немного, а бабка гонит деда на велосипеде за 10 километров в магазин зимой, чтобы он купил нам мандаринчиков. Потому что для них приезд корреспондентов уже событие. Иногда привозишь с собой еду, а тебе говорят: «Ничего вашего городского нам не надо, я ради вас и черники насобирала, и курицу зарубила». Такое отношение к гостям лучше всего характеризует наших людей изнутри. Хотя и заставляет тебя порой чувствовать некий дискомфорт. 

— А часто люди отказываются фотографироваться?

— Друзья говорили о такой проблеме, но мне она незнакома. У меня принцип: когда начинаю кого-то фотографировать и вижу через объектив, что человек меня заметил и ему это не нравится, просто подхожу и говорю: «Вы знаете, я фотограф, мы снимаем для проекта, посмотрите, как вы хорошо получаетесь, какая у вас красивая улыбка, можно я буду использовать это фото, не буду стирать». Моё благожелательное отношение, искренние улыбка и благодарность способны расположить любого. Люди не просто соглашаются, а ещё и благодарят за фото, просят их выслать, распечатать.

— Если бы вас попросили показать иностранному туристу настоящую Беларусь, какие фото использовали бы для этого?

— Показал бы именно жизнь маленьких городков и деревень. Причём мне не нравятся постановочные съемки, слишком они искусственные. Я за реальные сюжеты. А их вокруг бесчисленное множество. В этом убедился ещё в начале своей фотографической карьеры, когда с друзьями-единомышленниками объездил десятки белорусских регионов. Был приятно удивлён, как много в нашей стране уникальных архитектурных памятников — храмов, заброшенных усадеб… Приезжаешь в небольшой городок типа Ракова, Ивенца и  наслаждаешься обстановкой: не спеша ищешь нужный ракурс, свет, тени… С этих поездок в моём архиве осталась не одна тысяча фотографий.

В 2014 году я был участником проекта «Внимание, улыбочку», реализованного при финансовой поддержке Евросоюза и объединившего фотографов и их ассоциации из Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины. Когда внушительный «десант» иностранных фотографов высадился в нашей стране, мы стремились показать им естественную жизнь, без лоска большого города. И не прогадали — участники проекта остались довольны поездкой и отмечали, что открыли для себя Беларусь с совершенно новой стороны.

— Чем, на ваш взгляд, можно привлечь иностранцев в Беларусь?

— Именно аутентикой: обрядами, фестивалями, историческими реконструкциями. Но развитию въездного туризма, думаю, мешают визовые вопросы, игнорирование отдельных частных инициатив на государственном уровне, отсутствие инфраструктуры в малых городах, а также должной рекламы, в первую очередь, в сети интернет. Сейчас, когда я задаю вопрос фотографам со всего мира, кого они знают из белорусских фотографов, в основном слышу в ответ: «Беларусь? Это где?».  Нет информации о Беларуси. Что касается привлечения зарубежных туристов... Надо набирать хороших интернет-маркетологов с отличным знанием языков и выходить на специализированные зарубежные сайты, общаться на форумах, размещать информацию, фото и т.д., отправлять сотрудников с печатной рекламой на зарубежные бизнес-форумы, выставки, биеннале и т.д.

К сожалению, иногда даже сами белорусы не знают о проводимых мероприятиях. Мне в этом плане помогает личное знакомство с их участниками, организаторами. Например, недавно удалось фотографировать невероятно колоритные древние обряды на Полесье — «Вождение куста» и «Перенос свечи», а также Петровский фест в Любанском районе Минской области. Вот что действительно нужно популяризировать, показывать туристам! Всё сделано от души, не для галочки, а действительно для людей. Такие мероприятия не должны быть закрытыми действами. Главное здесь хорошо продумать, как преподнести всё разнообразие древней белорусской культуры зрителям, чтобы их толпы не помешали проведению самих обрядов.

— Насколько они могут быть интересны туристам?

— В социальных сетях я общаюсь с сотнями фотографов со всего мира, и среди них немало тех, кого интересуют именно народные сюжеты. В любом случае они не идут ни в какое сравнение с массовыми «народными» праздниками, где главная задача организаторов — заработать на гостях максимум денег при минимально для этого приложенных усилиях. Те же «Города мастеров» в большинстве случаев представляют рынок китайских побрякушек. Но разве сегодня ими можно удивить иностранцев? 

— Плодотворности вашей работы можно только позавидовать…

— Мои главные союзники — мобильность и желание фотографировать. За 6 лет на своей машине намотал больше 300 тысяч километров. К бытовым условиям абсолютно не привередлив: если нужно, и в палатке переночую, и в деревенской хате без удобств. Но при этом для меня важно самому выбирать объекты и место съёмки, а не работать под заказ. Я свободный фотохудожник. В творчестве мне важно присутствие определённого настроения, вдохновения.

В последнее время увлёкся макросъёмкой. Открыл для себя мир природы с совершенно новой стороны. Через объектив камеры можно увидеть то, что невооружённым глазом никогда рассмотреть не сможешь. Это очень захватывает. Делаешь одно фото, второе, «цепляешься» за идею и в итоге создаёшь фотоистории, тематические серии. Главное — фантазия! Если её нет, то хорошие фотопроекты не удастся осуществить даже в самых экзотических  странах.

— Как вы относитесь к такому популярному сегодня в мире тренду, как фотоохота?

— Меня больше привлекают жанровые съемки с людьми. Фотографирование животных требует куда больше времени, терпения и средств из-за дороговизны специализированной оптики. Среди моих друзей есть настоящие профессионалы в этой сфере и я с удовольствием наблюдаю за их работами, но не более того.

— Что вы собираетесь делать дальше?

— И дальше фотографировать Беларусь аутентичную, в частности, деревни с немногочисленными коренными жителями, которых до сих пор можно увидеть в советских фуфайках и валенках. Пройдёт десяток лет — и их уклад жизни станет историей, которая больше не повторится. Уже сегодня в деревнях остаётся мало чего самобытного. Старые дома дачники перестраивают в современные — с пластиковыми окнами и альпийскими горками, а порой ещё и трёхметровыми заборами. Повсюду мобильная связь, интернет, дороги разъезжены автомобилями и квадроциклами. Новоиспечённые жители уже не такие эмоциональные, как коренные, которых сельская жизнь сделала добрее, одухотворённее. Это все и отпечатывается на их лицах.

Я люблю всех людей, которых снимаю, наверное, поэтому и кадры получаются душевные. Не люблю снимать ничего того, что вызывает у меня негативные эмоции.

Текст: Анастасия Шаткевич Фото: Альфред Микус